Leonid Auskern, Jazz Quad

Название трио, сыгравшего эту программу в нью-йоркском клубе «Стоун» в апреле 2016 года, – это первые буквы фамилий его участников – живущей в Нью-Йорке японской скрипачки Мег Окура, ее супруга, американского сопрано-саксофониста Сэма Ньюсома и французского пианиста Жана-Мишеля Пилца. Все трое – музыканты-универсалы высочайшего класса, которые могут исполнять музыку любой стилистики, но любят все трое straight-ahead jazz, авангард и этно-джаз. Соответственно, именно эти направления представлены в программе, превратившейся два года спустя в альбом, который выходит в марте 2018 года на лейбле Chant Records.

И если уж говорить об этнике, то в программе в полной мере проявилась глубокая увлеченность Мег Окуры еврейской музыкой. Как утверждает сама Мег, печаль и радость в одном флаконе, характерные для клезмерской музыки евреев Восточной Европы, очень напоминают ей знакомые с детства мотивы японской музыки. Особенно ярко это проявилось в большой (почти девятнадцать минут звучания) финальной композиции Yiddish Mama / No Tsuki. В этой пьесе сплетены вместе мотивы известной еврейской мелодии «Моя еврейская мама» и японской популярной песни Kojo No Tsuki, нор не только они – после виртуозного скрипичного соло Мег в начале композиции, возникают и интонации, характерные для аргентинского танго, и затейливые коллективные импровизации авангардного плана, и бодрый свингующий ритм в финале. А вот первые шесть треков альбома – это, по сути, шесть частей одной большой композиции, так как в каждой из них проходит сквозной темой характерная мелодия Oyfn Pripetchik, использованная в свое время Спилбергом в фильме «Список Шиндлера». Многие считают ее народной, но на самом деле она написана композитором Марком Варшавским, автором целого ряда песен на идиш, жившим в конце ХIХ – начале ХХ века в Киеве, дружившим и сотрудничавшим с Шолом-Алейхемом. Здесь эту мелодию играет и сопрано-саксофон, и фортепьяно, и, разумеется, скрипка. Остается удивляться, как глубоко прочувствовали неброскую красоту этой вещи, рассказывающей о старом ребе, который учит детей грамоте, урожденная японка, афроамериканец и француз. Кроме банального «музыка не знает границ» тут сказать нечего. Но и в этих первых шести пьесах есть не только клезмерские мотивы: они идут на фоне весьма сложных взаимодействий трех инструментов, оригинальных и креативных решений, предлагаемых слушателю NPO Trio. А еще одна композиция альбома, Unkind Gestures, – это рефлексия трио на знаменитую тему Колтрейна Giant Steps и, одновременно, трибьют гениальному джазмену. Словом, Live at The Stone может прийтись по душе людям с самыми разными вкусами.

Leonid Auskern, Jazz Quad

2018-й станет годом важных событий для живущей в США японской скрипачки Мег Окура. В марте выходит альбом трио с ее участием Live at The Stone (мы писали о нем совсем недавно), а уже в мае ожидается релиз Ima Ima, альбома, записанного Окура с ее «Паназиатским камерным джазовым ансамблем», усиленным рядом именитых гостей.

Сегодня в Штатах Окура – одна из первых скрипок в джазе: каламбур тут уместен. Выпускница Джульярда по классу классической скрипки, она работает как с джазовыми, так и с академическими ансамблями, сотрудничает с телевидением и знаменитым Cirque du Soleil. Мег играет также в нео-клезмерном ансамбле Баси Шектер Pharaoh’s Daughter. Это не случайно. Окура, выросшая в семье японских христиан-протестантов, глубоко погружена в еврейскую культуру и даже приняла иудаизм. Она видит сходство в еврейской и японской музыке и демонстрирует это во многих своих работах. Такая амбивалентность проявилась и в названии нового альбома Мег. Ima Ima – название альбома «говорящее». Ima – на иврите «мама», а по-японски – «сейчас». Сама же титульная композиция посвящена женщинам – мамам, каковой является и сама Мег (ее супруг, саксофонист Сэм Ньюсом, – участник The Pan Asian Chamber Jazz Ensemble). Вообще же, каждая из семи композиций альбома имеет свою историю. В A Summer In Jerusalem Окура средствами музыки рассказывает историю о современных Ромео и Джульетте, перенесенных ее воображением в Иерусалим и принадлежащих к двум враждующим народам – евреям и арабам. Очень сильное впечатление оставляет композиция The Birth of Shakyamuni, где Мег обращается к истокам буддизма. Две пьесы написаны ею с использованием японской минорной пентатонической шкалы и, естественно, связаны с японскими сюжетами. Это Tomiya, композиция, посвященная отцу скрипачки, и Black Rain, напоминающая о последствия атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в конце Второй Мировой войны.

По звучанию The Pan Asian Chamber Jazz Ensemble способен порадовать самого взыскательного слушателя. Здесь играют отличные мастера, включая Ньюсома, флейтистку Энни Драммонд и аргентинского басиста Пабло Аслана, а кроме того, укращают альбм такие гости, как американо-пакистанский гитарист Рез Аббаси и выдающийся трубач Том Харелл. Его соло в финальной пьесе Tomiya – настоящее украшение альбома. Разумеется, игра на скрипке самой Мег Окура также не может оставить слушателя равнодушным. Музыка ансамбля весьма изысканна, это очень добротный синтез академических традиций и настоящего импровизационного джаза. Ima Ima по своему содержанию отличается от упомянутого выше Live at The Stone, более ориентированного на еврейские музыкальные традиции. Музыка Ima Ima лишена столь явного этнического акцента за исключением двух «японских» пьес, что отнюдь не делает ее менее интересной.http://jazzquad.ru/index.pl?act=PRODUCT&id=4889

Leave a Reply

Your email address will not be published.